Мальдивы. Soneva Fushi

Сейшелы. Four Seasons Resort Seychelles

Индонезия. О.Бали. Four Seasons Resort Bali at Jimbaran Bay

ОАЭ. Дубай. Jumeirah Al Qasr

Мальдивы. Jumeirah Dhevanafushi

Назад Вперед

От Кагановича до Рабиновича


Не буду хвастаться — я не еврей. Не сложилось. Но жизнь постоянно дарит мне возможность общаться с другими нациями.

Признаюсь, в юности я не выделял какие-либо особенностей еврейских друзей. Мужал в общежитиях — рабочем, студенческом, аспирантском. Научился учитывать нюансы национальных характеров. Знал, что покладистые армяне начинают любой разговор со слова «че» — «нет». 

Выяснил, что конкретные грузины все понимают буквально и при них нельзя абстрактно выражаться «по матери» — они думают, что речь идет об их собственной. Догадывался, что нельзя путать высокую литературную азербайджанскую культуру с их скромной бытовой...

Но вот особенности евреев...

Хотя в те времена былинные думать отдельно о евреях, и тем более писать, было стрёмно. Сразу запишут либо в сионисты, либо в антисемиты. 

Поэтому спокойно жил в одной комнате Дома аспиранта с дружищем Леней Заксом три года и догадался, что он еврей только тогда, когда Лео свалил в Израиль. А так вроде как братан — вместе читали, гуляли, пили, подрабатывали дворниками. («Еврей-дворник» тогда не было анекдотом.)

Впервые я озадачился «еврейским вопросом», когда стал изучать наследие венгерского философа Иштвана Бибо. (Кстати говоря, мадьяры генетически — самая близкая к евреям нация.) 

Может, поэтому более умно, деликатно, даже изысканно, чем этот гений, никто не анализировал особенности психологии данной гаплогруппы. И глубже его никто не вскрыл исторические причины двух главных достояний еврейского архетипа — адаптивно-ассимилирующего и протестно-революционного. (По Бибо, евреи успешнее других наций адаптируются к новой социальной обстановке и даже выступают катализатором ассимиляции других — не титульных слоев. Если эту обстановку считают оптимальной. Но они же активнее других включаются в социальный протест, если их что-то не устраивает.) 

Все это я принял к академическому сведению, но не учитывал как фактор политической практики. Но тут меня начала просвещать сама жизнь, загружая в мою личную мыслительную программу обширный и часто невероятный опыт. Зачем-то она сходу погрузила меня чуть ли не в планетарное событие...

Я бегал купаться на Пионерские пруды и встретил там давнего знакомого — известного картежника. Оказалось, что Сергей назначен председателем валютной комиссии комсомола и его структура расположилась аккурат на бережку пруда. 

Он пригласил меня на кофеек. (Крепкий натуральный кофе тогда был не менее редок, чем сейчас крепкие натуральные отношения.) Пили в его необъятном кабинете, а на выходе из приемной Серый показал мне в коридоре скромную дверцу без таблички. И шепотом сказал: «Там — дедушка».

Дедушка как раз вышел. Познакомились. Лазарь Моисеевич Каганович. 

Выражаясь современным китчем, я «был в шоке»! Я-то думал, что он остался где-то там, в далеком прошлом: в недрах «метро имени Кагановича», в паутине сталинских хитромудрых интриг, в киевских судебных процессах по «украинизации» республики... Ан нет, живой и даже бодрый. Собственной бессмертной персоной. Кащей революции, млять.

Друг потом объяснил, что «дедушка» контролирует все валютные транзакции и держит бесчисленные кодовые счета в голове... 

А в начале июля девяносто первого друг неожиданно позвонил и сказал: «Дедушка сообщил, что скоро ну... в общем, уйдет. А после него “уйдет” партия, поскольку не осталось никого, кто умеет работать с потоками. Начнется новая эпоха. Готовься».

Я не поверил и не приготовился. Хотя что здесь можно было сделать? Друг, правда, приготовился и всплыл потом либеральным губернатором с авторитарными активами. Но сейчас не об этом.

Лазарь Моисеевич был, пожалуй, первым, кто показал мне, как скрытый личный национальный ресурс превращается в могучий общественный карьерный фактор. Как цепкие иудейские древние гены омолаживают избранный организм. Как умение «агасферов» отсеять мелочное создает масштаб личности...

Кстати говоря, именно «дедушка» подсказал мне мысль о том, что непропорциональное представительство его единокровцев в первом советском правительстве было связано не только с их талантом интриг и подстав. 

Информационная сингуляция, как сейчас модно говорить, а попросту информационный беспредел, который «срывает крышу», «рвет мозги» у людей, не готовых к чрезмерным информпотокам в принципиально новых социально-политических условиях, легко преодолевается детьми Сиона. Их генный опыт позволяет отбрасывать лишнее во имя главного. 

Есть только две нации, которые (по разным причинам) не боятся давления пространств, давления времени и давления информации. Это русские и евреи...

Короче, о многом пришлось задуматься после знакомства с «дедушкой». Да, много было и печали. Но оно того стоило...

Потом тоже было немало подобных персональных встреч, хотя масштабом помельче: Биньямин Нетаньяху (Биби), Борис Бирштейн (тоже Биби), Исмаил Тельман (Черкизон), Валерий Коломойский (Беня), Вадим Рабинович (Вадик), Геннадий Кернес (Гепа) и многие другие. Все учили меня каким-то еврейским хитростям. Хотя они, в принципе, сводились к простой истине: что человек слаб, а бизнес и политика (тогда это было одно и то же) делается именно на чужих слабостях. 

Они же подсказывали, что и в бизнесе, и в политике нельзя переходить незримые «красные линии». Ну, это еще от опыта их прадедов-корчмарей. Тот корчмарь, у которого пропивали штаны, был в шоколаде. А если у него пропивали крест, напрашивался на погромы.

Поэтому, когда Биби давал конверты украинским чиновникам за вывоз аммиака, он всегда добавлял «Слава Украине!» И чиновник чувствовал себя не продажной тварью, а неистовым националистом. (Боится украинский чиновник нацзрады.) 

Поэтому, когда Беня давал русским чиновникам конверты за вывоз нефтянки, он всегда добавлял: «Чтоб за державу было не обидно!» И чиновник чувствовал себя не коррупционером, а истовым патриотом. (Боится русский чиновник госизмены.)

Еще они подсказали, что главная стратагема жизни заключена в выборе, которое матерый еврей Волк сделал лоховатой гойке Красной Шапочке: «Слияние или поглощение?» Наконец, они более других понимали и демонстрировали всю страшную силу искренности. А именно то, что последняя зависит от близости к правде. (Как учат ребе.) Например, тот же Рабинович, когда еще в советское время косил под невменяемого в дурке, выглядел очень искренне. А сейчас, когда Вадик косит под лидера оппозиции, получается не очень...

Такие вот мудрецы. Хотя большему я научился у простых евреев во время израильско-ливанской войны. При мне в приграничном городке Нахирия «Катюша» попала в подростка, который выскочил из бомбоубежища за свежей водой для бабушки. Остались «фрагменты» на стене и легенда о бесстрашном внуке. 

При мне восьмилетний Гаврош сутками рассказывал сказки своим сверстникам в душной бетонной утробе, чтобы они не пугались разрывов. При мне шикарные тель-авивские девчонки ломали маникюр на развалинах дискотеки, выгребая из завалов своих друзей... Такие вот люди...

Но как-то мельчают евреи — те, что самые крупные. Великий Биби совсем запутался в мелких интригах с микроскопическими партиями: «Куляну», «Зеут» и «Оцма». А еще его мелкотравчатое заигрывание с бандеровцами. Так, глядишь, «Ликуд» на сегодняшних выборах в израильский кнессет даже с союзниками может не набрать желаемые шестьдесят с лишним мандатов. Тем более что на его большого друга Болтона забили большой...

Тогда прощай мудрая еврейская политика и здравствуй самый гуманный еврейский суд. А вот когда он участвовал в хрестоматийных операциях спецназа, в глобальных мировых раскладах, сам казался несокрушимой глыбой. Вообще, всем нациям к лицу большие задачи. Но евреям особенно!

Например, когда Роман Абрамович поставил задачу создать на Чукотке лучшую в стране радиостанцию, он выглядел красавцем. Пусть на старт-ап радио «Пурга» выложил скромный полтинник долларов, это вызывало восхищение. 

А когда он полтинник евро потратил на прошлой неделе на обед с друзьями и «Кристаллом» в Италии, это вызывало сожаление. Поскольку выглядел он старым уставшим евреем. Еврей с «Пургой» — наш человек! А с «Кристаллом», ну не знаю...

Да, мельчает эта генерация. Устали, что ли. Или утратили великий родовой дар предвидеть будущее, как Лазарь Моисеевич. Мой знакомец Эдик Лимонов пожаловался, что сейчас на улице не встретишь масштабного человека. А еврея? Нет, ошибаюсь. 

Вспомнил и Вассермана, и Соловьева. Конечно, и самого Сатановского. Это новая генерация. Максималистская. Тут многие возмущались максимализмом фразы о том, что нам не нужен мир, если в нем нет России. 

А ведь они еще поднимают градус: нам не нужна Россия, если она не первая в мире. Умные люди эти евреи. Или просто умеют точно и масштабно предвидеть будущее? Не как Рабинович, а как Каганович.

Автор: Р. Дервиш

Источник

29Пальм
Блог Павла Аксенова. От Кагановича до Рабиновича. Фото Р.Маланчук-Depositphotos Блог Павла Аксенова. От Кагановича до Рабиновича. Фото Р.Маланчук-Depositphotos
Гость
#1
Профессиональный читатель
Вот как обозначить этот своеобразный жанр подачи информации?
Весьма характерный и личностный. Начал читать уже предполагая,
что автор, вполне возможно, он самый - Р. Дервиш.
Не знаю у кого как, но у меня после прочитанного (как, впрочем и
других его постов) остаётся некое ностальгическое послевкусие,
всплывающие мысли затронутых душевных струн как реакция
некоего личностного камертона. Похоже Р. Дервиш как профессионал
везде вставляет свои психологические закладки.
И это, пожалуй, высший класс журналистики.
x
АВТОРИЗАЦИЯ