Италия. Портофино. Belmond Hotel Splendido

ОАЭ. Дубай. Armani Hotel Dubai

ОАЭ. Дубай. Armani Hotel Dubai

ОАЭ. Дубай. Burj Al Arab

Назад Вперед

Пять историй о войне…

Блог Павла Аксенова. Пять историй о войне. Фото Milovidov - Depositphotos

Я хочу рассказать про дядю Петю. Это мой двоюродный дед.

Дядя Петя воевал и имел награды, в т. ч. Орден Красной звезды.

Я с детства знал дядю Петю и воспринимал награды ветерана как-то не совсем правильно - вроде положено.

Потом у меня хватило ума (мне было под 40) спросить: за что дали Орден Красной звезды.

Выяснилось вот что.

Дядя Петя ушел на войну добровольцем в 1942 г. Ему было тогда 36 лет. Его жена тетя Леля очень сердилась всю жизнь из-за его поведения, т. к., когда он получил призывную повестку, он скакал от радости как бешеный.

Разговор не о том. Дядя Петя хотел бить врага, но его определили в связисты. Точно так, как и Алешу Скворцова из известного фильма.

Шебутной дядя Петя нашел какую-то винтовку из трофейных - в 42 году уже происходил перелом, отбуцкали румын, венгров и еще кой-кого. Появилось трофейное оружие. Потом дядя Петя сумел подобрать подходящие патроны.

Дальше было вот что: при воздушных налетах, при команде "Воздух" полагалось рассредоточиться и залечь. Сами представьте - некий обоз, как на ладони перед немецкими летчиками, никто из них и не подозревает, что какой-то придурок их будет обстреливать. В этом они и ошиблись. Дядя Петя не залегал, а ложился на спину и херачил из своей винтовки по ненавистным самолетам фашистов.

Однажды выяснилось, что один из самолетов-налетчиков рухнул, разбился вдрезбеги в лучшем виде. Никто ничего не мог понять. Никакой зенитной защиты, а самолет упал. Выяснили причину. Кто-то прострелил пропеллер штурмовика. Дальше были приняты меры и дядю Петю нашли. В результате он получил Орден Красной звезды.

Я понял одно - ордена зря не давали.

===========================================================

Совсем не смешная история, про то, как мой дед не стал Героем Советского Союза. Осенью 1942 командовал мой дед канонерской лодкой на Балтике, честно командовал, матросов не обижал, за спины не прятался, бил фашистов, как страна приказывала. 

В один из выходов в море потрепал его лодку немецкий линкор, здорово потрепал, еле ушли, дымами прикрываясь нырнули в минное поле. Линкор преследовать не стал и поотстал на пару сотен кабельтовых, в надежде на то что сами подорвутся или дым рассеется и типа добьем...

И принял дед решение, вплавь, разгребая мины руками уходить от преследователя, прикрываясь дымом...

Октябрь, Балтика, температура воды чуть выше 10 градусов. Кого послать?

Боцман пожилой уже, матросики, практически все ранены, он да механик остались. Ну и поплыли они поочередно, меняясь каждые 5 минут по волнам мины толкая. Тяжелейшее переохлаждение было им наградой, но корабль спасли, минное поле прошли и исчерпав весь запас дымовых шашек ушли от преследования.

По возвращении в Кронштадт всю команду в госпиталь отправили, кого раны лечить, а кого и отогревать. Представили деда тогда к звезде Героя, а механику Славу дали.

Сидит дед в госпитале через пару недель, отогревается спиртом с начальником хозчасти. Земляками оказались, общаются, за жизнь трындят.

И предлагает ему НачХоз бизнес по-русски учинить, мол пайки матросские порезать малька, по возвращении деда на корабль, а прибыль с продажи в пополаме, сбыт мол есть... Обидно деду стало, как я понимаю, в Питере блокадникам матросские пайки продавать за золотишко, не утерпел и сунул НачХозу в репу...

Крики, вопли, сопли, нападение на старшего офицера, суд... Ничего дед тогда не рассказал ни на следствии, ни на суде...

Звезду Героя не дали. Офицерского звания лишили. Отправили в штрафную роту защищать Питер.

После ранения перевели опять на флот, но уже матросом. Окончил дед войну в Кенигсберге в звании главстаршины в 1946. И до самого дембеля четко пайки матросские контролировал при получении и выдаче...

Я помню тебя, Дед! Пусть земля тебе пухом будет!

===========================================================

Не смешная история, но хочется рассказать...

Про своего деда.

Вначале про одного, а потом и про другого Я был маленьким и любил копаться в его медальках… У него была куча медалей и несколько орденов (Славы, две Красной звезды, и, кажется, Великой Отечественной войны). Только он их никогда не одевал ни на какие парады.... просто планку иногда носил, не любил бряцать железками, как он говорил бабушке.

Я помню уроки мужества в школах, приходили ветераны с кучей медалей, рассказывали про всякие случаи, но я помню: почему-то все были штабные крысы, почему-то я им не очень верил. И поговорить любили.

А я своего деда, сколько не спрашивал, он про войну ничего не рассказывал...

Молчал и все. К наградам своим относился наплевательски, если бы не бабушка, все бы порастеряли. А вот награды своего фронтового друга (у того никого в живых не осталось, когда он погиб) берег как зеницу ока, и когда я какой-то орден его друга взял поиграться - здорово меня наказал и запретил когда либо к ним подлазить - хотя своими играть разрешал сколько влезет.

Я подрос и уже когда деда не стало, все-таки узнал несколько историй от отца.

Дедушка Боря был обычным рядовым водилой на грузовике (полуторка или что там было).

В обслуживающем аэродром батальоне. В 1941, когда отступали вовсю.

Летчикам, как и всем, приходилось очень туго. Летали день и ночь, почти без отдыха. Точно так пахали и все в обслуживающем аэродром персонале.

В один день эскадрилья пошла на задание. Все вернулись - кроме одного летчика, с которым мой дед дружил. В это время немецкая пехота и танки вышли на аэродром. Все срочно отступали - самолеты подняли в воздух, а народ по машинам и срочно отваливал на задние рубежи (как это часто случалось в первый год войны).

Остался один дед со своей полуторкой. Почему? Решил свою машину не бросать и ждать до конца своего боевого товарища. Откатил на грузовичке в какой-то лесок и сидел один с винтовкой. Немцы уже вовсю хозяйничали на аэродроме.

И в этот момент дед увидел свой самолет, который шел на аэродром на посадку. Дед на полных газах понесся по аэродрому и в поле, навстречу самолету, махая рукой из кабины. Летчик понял, что дела плохи и пошел дальше на восток через лесок и дальше на поля. Дед развернул свою колымагу и помчал следом. Выручило то, что немцы тогда наглые были, и бывало не особо напрягались. Дали пару залпов, открыли огонь из пулеметов - машина вся в решето, но каким-то чудом на ходу и дед живой.

Немцы догонять не стали. Через час нашел дед самолет и летчика в поле на окраине леса. Самолет поврежден, бензина ноль. Самолет свой летчик бросать отказывался, а дед отказался бросить своего товарища.

Неделю они колесили по тылам... с самолетом, прицепленным за хвост к грузовику (крылья сняли и положили в кузов).

Каким-то чудом находили бензин. Подобрали где-то пехоту в окружении. Подробности все перечислять не буду. Выбрались тогда к своим. Спасли самолет.

Их уже в родном полку никто не ждал.

Позже дали орден Красной Звезды. И летчика наградили.

Дед был здоровенным и сильным человеком, и очень отчаянным, а характер имел суровый и штабников не любил.

И когда его представляли к ордену Славы после другого подвига (я так понимаю, орден высшего отличия для рядового состава) - документы штабники благополучно потеряли.

Потом его представляли к тому же ордену второй раз за другое геройство, и опять что-то не срослось с штабными командирами. Хотя через пару десятков лет таки наградили.

Дедушка Боря, ты меня часто ругал, за то, что я был сорванцом, тебя не слушал.

Но я тебя всегда помню, и помню твое простое правило - товарищей не бросать!

===========================================================

Дед-танкист всю войну прошел, рассказывал:

- Но конечно, с немцами воевать — это не с девочками плясать. Настоящие вояки были! Заставляли уважать себя. В бою старались уничтожить их как можно больше, а после боя... Вот ведут пленных, а у нас, может, и друзья только что погибли, а все равно: кто махорочки им даст, кто сухарик вытащит.

Я помню, наши танки в лесу остановились, а по просеке вели большую колонну немцев. Им организовали привал. Дошло до того, что раскурочили НЗ и угощали немцев. Одному я отдал пачку папирос «Казбек» и два хороших вкусных сухаря. Потом смотрю, этот немец что-то заерзал и достает из кармашка маленький пистолетик и патроны. Отдает мне. Я, чудак, расхвастался. Комбат увидел: «Подари мне». А отнимать трофейное нельзя было, никто не имел права. Но как ты не подаришь комбату? Вот до сих пор жалею...

До той станицы, откуда его призывали, немцы не дошли, но пленных через нее гнали часто. Бабушка моя потом рассказывала, что выходила вся станица (а в станице было три (!) церкви). Совали немцам кто картошку, кто молоко. Моя бабушка дала немцу краюху хлеба, а наш конвоир заметил и прикладом ей в бок. До самой смерти все у нее бок болел. Наверное, ребро сломал. 

Когда она мне потом рассказывала, я говорю: «Бабушка, ну как же так?! У тебя трое сыновей погибли! Может быть, вот этот, кому ты сунула хлеб, их и убил?! »

— «Не знаю... может, и наших пленных там ведут, там тоже матери есть».

===========================================================

Был у моего деда друг Миша. Раздолбай страшенный, но при этом лейтенант артиллерии. Командовал этот друг машинкой залпового огня (как сейчас это называется) под названием «Катюша». Хорошо ли, плохо ли командовал, но машинка бегала по немчуре исправно шмаляла.

Дело было летом 1942 под Сталинградом передислоцировали дивизион «Катюш», одна из машин по дороге банально заглохла (автопром есть автопром что в 1942 что в 2010). Покопались, отремонтировались, как смогли подручными средствами. Накатили естественно за удачный ремонт. Ну и погнали догонять своих. По российской традиции и достоверности карт естественно заблудились…

Степь, дорога непонятно куда, и тут вдруг видят столб пыли в степи.

Тормозят бинокль к глазам – немецкая танковая колонна. Прет - как у себя дома – нагло как на параде, над башенными люками холеные морды фрицев.

Дядя Миша то ли с перепуга, то ли с наглости после спирта - разворачивает машину передними колесами в кювет («Катюша» оружие страшное, но прицельности почти ноль, да и лупит только навесом по квадратам) и практически прямой наводкой дает залп. Подпалили первые ряды – у немчуры паника. Такое попадалово: 8 танков моментом в утиль…

Ну а «Катюша» под шумок – «ноги мои ноги»…

Дали дяде Мише Героя (экипажу Славу), да только отобрали сразу же за опоздание из отпуска на эшелон на 20 минут (сразу после награждения – ладно в штрафники не записали). Особист сукой оказался, эшелон еще сутки в Москве стоял.

Было бы похоже на сказку – но генерал Паулюс действительно остановил наступление на сутки. Эти сутки немецкая разведка судорожно искала позиции наших войск. Ну не могли они поверить в одну-единственную «Катюшу», отстрелявшуюся с пьяного перепугу… Что в результате позволило сформировать ополчение Сталинграда…

А дядя Миша закончил войну капитаном в Дрездене.

Умер он в 75-ом…

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ТЕБЕ, ДЯДЯ МИША!!!

Источник

29Пальм
Блог Павла Аксенова. Пять историй о войне. Фото Milovidov - Depositphotos
Блог Павла Аксенова. Пять историй о войне. Фото Milovidov - Depositphotos

Добавить комментарий




em1em2em3em4em5em6em7em8em9em10em11em12em13em14em15em16em17em18em19em20em21em22em23em24em25em26em27em28em29em30em31em32em33em34em35em36em37em38em39em40em41em42em43em44em45em46em47

Введите код указанный на картинке:

captcha
Подождите, идет проверка кода...
Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь, если у Вас еще нет аккаунта, и Вам не придется вводить код подтверждения.
x
АВТОРИЗАЦИЯ