Мальдивы. Soneva Fushi

Италия. Озеро Комо. Grand Hotel Villa Serbelloni

Сейшелы. О.Маэ. Maia Luxury Resort&Spa

Маврикий. Sofitel So Mauritius Bel Ombre

ОАЭ. Banyan Tree Al Wadi. Spa.

Назад Вперед

Энергетические страдания Литвы

Блог Павла Аксенова. Энергетические страдания Литвы. Фото gentelmanstory

Статья «Литва подавилась норвежским газом» получила неожиданный резонанс. Порядка 10 тысяч упоминаний и перепостов в социальных сетях, форумах и блогах – это для малоизвестного блога, что не говори, прилично. Даже несколько переводов появилось, и на одной из радиостанций небольшой сюжет вышел, правда, с некоторой переделкой статьи (однако фразы узнаваемы) и без упоминания источника. Ну и ладно, хотя могли и разрешения спросить, я бы не отказал и даже денег не спросил.

Тем не менее, вынужден опять вернуться к затронутой в статье теме. Дело в том, что ситуация с терминалом в Клайпеде лишь часть энергетической проблемы Литвы, в которой, как бы не обвинялся Газпром и Россия, но виновато только литовское руководство. Сразу предупреждаю, что, в одну статью не уложусь – придется делать 2-3, уж больно интересный вопрос, а затронуть придется политику прибалтийских стран вообще, Игналинскую АЭС, кабель для поставок электроэнергии из Швеции и еще ряд вопросов.

Как Литва дошла до жизни такой

Прибалтика вообще энергетически бедный район, а Литва из всех прибалтийских стран наиболее энергодефицитная. Эстония имеет месторождения горючих сланцев, у Латвии на Даугаве целый каскад ГЭС. А вот у Литвы нет ни месторождений энергетических ископаемых, ни гидроэнергетики.

Все ГЭС Литвы представлены одной единственной Каунасской станцией. Станция сравнительно небольшая с мощностью всего в 100,8 МВт, причем максимально она может выработать 376 млн. кВт·ч в год. Что составляет всего 3% потребления электроэнергии в стране.

Есть еще Круонисская ГАЭС (гидроаккумулирующая станция), вот только она как таковую энергию не вырабатывает. Ее назначение: ночью, когда есть невостребованное электричество, закачивать в верхний резервуар воду. А днем эта вода спускается вниз, уже вырабатывая ток. Как сами понимаете, ГАЭС вырабатывает энергии всегда меньше, чем потребляет. Ее роль – это сглаживание пиков потребления и строилась она для Игналинской АЭС, которая физически не может ночью меньше энергии давать. ТЭС могут, ГЭС могут, а вот АЭС такой гибкости лишены.

Все ТЭС Литвы работают только на привозном топливе. И получается, что самообеспечение республики по энергии – это несчастные 3% и все.

Но так было не всегда. Еще не так давно Литва была гордым государством-производителем энергии, имеющем в своем хозяйстве эдакую курочку, несущую золотые яйца.

И звали эту курочку Игналинская АЭС.

Немного истории. Еще при СССР с 60-70-х годов энергодефицит Прибалтики и Белоруссии начал представлять проблему, так как не давал развиваться промышленности и другим отраслям хозяйства. Например, транспорту – попробуй, к примеру, элекрофицируй железную дорогу, если энергии не хватает. Поэтому в 70-х годах было принято решение о строительстве в регионе атомной электростанции.

Если посмотрите на карту, то увидите, что Игналинская АЭС расположена очень интересно – на самом стыке границ Литвы, Латвии и Беларуси. Причем отсюда близко и до Эстонии и до территории России – Калининградской и Псковской области. На снабжение всего этого региона станция и рассчитывалась.


Строить АЭС начали в 1974 году. Параллельно отстроили город для энергетиков Снечкус (сейчас переименован в Висагинас).

Кстати, изначально хотели построить станцию на белорусском берегу озера Дрисвяты, но что-то там с грунтами не то оказалось и площадку перенесли на территорию Литовской ССР. Ох, зря. Была бы АЭС в Белоруссии, никто бы ее не закрыл, сейчас бы все четыре энергоблока работали, а Беларусь купалась в дешевом электричестве, со всеми вытекающими отсюда плюшками.

На Игналинской АЭС были установлены уникальные водографитовые реакторы РБМК-1500. Это были самые мощные энергетические атомные реакторы в мире на тот момент. Тепловая мощность блока составляла 4800 МВт, чистая энергетическая мощность — 1185 МВт. Правда, после Чернобыльской аварии для безопасности тепловую мощность реактора уменьшили на 12,5% (до 4200 МВт). Третий и четвертый блоки должны были выдавать по 1380 МВт чистой энергетической мощности.

Первый энергоблок был запущен 31 декабря 1983 года, второй присоединился к нему 20 августа 1987 года. Всего должно быть 4 реактора с дальнейшим строительством еще 2-х. Третий реактор заложили 1 июня 1985 года, а четвертый так и остался в планах.

Все бы нормально, но тут грянула Перестройка, авария на ЧАЭС (где банально доэкспериментировались). Как следствие Чернобыльской катастрофы и экономических трудностей в результате не к ночи помянутой Перестройки 30 августа 1988 года было прекращено строительство третьего блока станции. Окончательно все добило объявление «независимости» и последующее присоединение к Европейскому Союзу.

Выход из СССР принес Литве огромные дивиденды. Ей совершенно бесплатно достались все активы, которые Советский Союз построил на ее территории. Из самых крупных плюшек можно отметить Игналинскую АЭС, одну из лучших во всем Союзе транспортную систему, громадный транзитный Клайпедский порт, рассчитанный на обработку 40 млн. тонн грузов в год, крупный нефтеперерабатывающий завод в Мажейкяе. Еще навскидку вспоминаются целлюлозно-бумажный комбинат в Клайпеде, Акмянский цементный завод, льнокомбинат в Паневежисе, Каунасский шелковый комбинат, завод искусственного волокна в Каунасе. А еще в Алитусе производили хлопчато-бумажные ткани и бытовые холодильники, в Паневежисе – стекло, в Кедайняе – фосфорные удобрения, кормовые дрожжи, сахар, в Утене – трикотаж, в Плунге – искусственные кожи, в Йонаве – азотные удобрения и т.д. и т.п. Всего и не перечислишь. Хотя могу еще напомнить про судоремонтные мощности из 6 заводов в Клайпеде и торговый и рыболовецкий флот в 600 вымпелов.

В сельском хозяйстве, кроме мясо-молочного животноводства, Литва выделялась развитым производством льна, сахара, выращиванием овощей и плодово-ягодной продукции. Имелось 4 сахарных завода в Паневежисе, Капсукасе, Кедайняе и Павянчяе, в Алитусе был крупный мясокомбинат.

Литва унаследовала от СССР хорошо развитую энергетику, возможность развития транспортных услуг, отличное сельское хозяйство, обеспеченное собственными удобрениями и перерабатывающими заводами, нефтепереработку, мощные машиностроение, химическую и легкую промышленность.

Можно сколько угодно говорить, что это все якобы построили сами литовцы. Полнейшая чепуха. Сами они бы смогли поднять не более 10-20% от того, что дал Союз. Да и то вряд ли, потому, как и смысла крупные предприятия в независимой Литве строить не было из-за отсутствия базы сбыта.

Игналинская АЭС была вершиной всей экономики, так как позволяла снабжать все хозяйство дешевой электроэнергией. Потребность Литвы в электроэнергии составляет около 10 млрд кВт·ч в год. А вот вырабатывается всего лишь 6,5 млрд. кВт·ч в год (по плану 2010 г.). Собственные энергоисточники из этого количества обеспечивают только 0,4 млрд кВт·ч в год (это Каунасская ГЭС и ветряки). Предпринимаемые усилия по обеспечению страны собственной электроэнергией особым успехом не отличаются. Так, к концу 2016 года планируется выстроить комплекс ветряных электростанций из 24 турбин. Вот только он даст несчастные 0,23 млрд. кВт·ч в год электроэнергии в год. Не так и много, а затраты приличные.

Игналинская АЭС даже с 2-мя блоками полностью решала задачу обеспечения Литвы энергией. Так, в 1993 году на ней было произведено 12,26 млрд. кВтч электроэнергии, что составило 88,1% всей произведенной электроэнергии в стране. Т.е. только одна ИАЭС полностью закрывала потребности в 10 млрд кВт·ч в год, а остальное можно было экспортировать. Всего в стране вырабатывалось около 13,9 млрд кВт·ч в год, т.е. 3,9 млрд кВт·ч можно было продать.

А если бы построили 4 энергоблока? Это позволило бы Литве производить порядка 29-30 млрд кВт·ч в год, что позволило бы завалить дешевым электричеством всю Прибалтику, Белоруссию, прилегающие части России, да и в Польшу можно было бы поставки вести, покупает же она электричество, производимое на Хмельницкой АЭС Украины. А если бы все шеть?

Литовцев подвел менталитет. Те, кто застал СССР, помнят, как старались прибалты в те времена выглядеть, как европейцы. Порой до смешного доходили в этом стремлении. Но привыкли играть в европейцев так, что в Европу хотелось со страшной силой, буквально до зубовного скрежета. Ведь на Западе согласно мифическим представлениям литовцев текли молочные реки в кисельных берегах, а по берегам тех рек прогуливались атлетически сложенные философы с прекрасными девами под руку (хотя, кто и с мальчиками… по желанию). А еще там были магазины, полные сверкающих неземных товаров по символическим ценам и огромные доходы только за то, что европейцем родился. В общем, рай земной.

Маленькое отступление. Собственно, в те времена не только литовцы так считали. На самом деле и среди литовцев встречались люди, которые понимали пагубность вступления в Евросоюз, а среди русского населения Литвы значительная часть очень хотела в Европу. Сейчас некоторые личности из этой категории любят попрекать Россию за вводимые против стран Прибалтики санкции тем, что от них якобы страдает русское население. Но вот когда Литва, Латвия и Эстония рвались на запад, значительное количество этого населения особо против такого стремления не возражала, ожидая плюшек и для себя. Не все славянское население, конечно, но большинство из него.

Потому, когда Литве в обмен на вступление в Евросоюз поставили условие закрыть Игналинскую АЭС, Литва особо и не сопротивлялась.

На референдум 2003 года за вступление в ЕС пришло более 60% избирателей, из них 90% проголосовало за вхождение в Евросоюз. Чем это обернется, тогда не думали.

Правда, по мере приближения закрытия станции часть населения начала понимать, что дело-то нечисто, даже изредка раздавались протесты. Но большинству литовцев было все равно – они выбрали ЕС, как эквивалент рая при жизни. На последний референдум по продлению работы АЭС пришло меньше 51% избирателей, хотя из них почти 90 высказались за продление работы АЭС. Но из-за низкой явки референдум был провален.

Хотя кто знает, был ли он на самом деле провален, ведь решение о закрытии Игналинской АЭС было принято задолго до вступления в Евросоюз, еще 19 февраля 2001 года Правительство Литвы приняло программу вывода из эксплуатации первого блока Игналинской АЭС. Делалось это по требованию ЕС.

Первый блок АЭС был остановлен 31 декабря 2004, второй – 31 декабря 2009 года.

И наступило время похохотать.

Литва у разбитого корыта

У разбитого корыта – это еще мягко сказано. АЭС – не ГЭС и не ТЭС. Тут нельзя повернуть рубильник, слить воду, закрыть здание на амбарный замок, и уйти или, в качестве альтернативы, порезать оборудование на металлолом. Чтобы закрыть и деактивировать АЭС нужно лет 25. И каждый год – это огромные расходы.

Для примера, через 4 года после закрытия станции, в январе 2014 года на ней продолжало работать более 2100 человек. И всем им нужно зарплату платить и немалую, т.к. многие из них уникальные специалисты и без них никак. Но зарплаты – это копейки из общих расходов на деактивацию. Сколько конкретно требуется – никому не известно, но то, что многие миллиарды – это точно. По крайней мере, миллиардов 5 нужно однозначно.

Вопрос – где их взять? На закрытие ИАЭС на 2014-2020 г. поддержка ЕС выделена в размере всего 450,8 млн. евро. Еще примерно столько же обещано. Остальное Литве нужно изыскивать самой. Из курочки, несущей золотые яйца, Игналина превратилась в прожорливого монстра, который, к тому же, нечем кормить.

Но, как говорится, дальше – больше.

Электричество-то все равно нужно. Одна Каунасская ГЭС и несколько десятков ветряков погоды не делают. Пришлось замещать энергию с АЭС на покупную и выработанную на собственных тепловых электростанциях (соседи сами энергодефицитны – много электричества у них не купишь, да и денег на это нет). Короче говоря, отдуваться пришлось Литовской ГРЭС в Электренае, Каунасской ТЭЦ и другим тепловым станция, менее мощным.

Только вот, топливо для тепловых станций на 100% привозное, включая каменный уголь, газ и нефтепродукты. Для полноты картинки: общее потребление топлива в Литве в 2010 году составило 7042,7 тысяч тонн в нефтяном эквиваленте; из них 36,3 % приходится на нефтепродукты, 35,4 % — на природный газ. После закрытия АЭС, потребность в топливе резко подскочила, в результате Литва была вынуждена начать покупать в несколько раз больше природного газа.

ИАЭС в том же 2010 году продавала электричество по 1,7-2 евроцента за кВт·ч. Но после закрытия о дешевой энергии пришлось забыть.

Дальше совсем смешно. Пользуясь своим положением монопольного поставщика, «Газпром» поднял цены на газ. Литовцы буквально взвыли. Воют до сих пор, обвиняя «Газпром» во всех смертных грехах.

Хотя с чего бы? Ребята, вы так хотели жить при капитализме, но когда с вами поступили по капиталистически, то вам это не понравилось. Конечно, очень приятно, когда ты сам с партнерами обращаешься жестко и расчетливо, а к тебе лично помягче, но… за что боролись, на то и напоролись, палка-то о двух концах.

Мне эта ситуация напоминает эпизод из замечательной комедии «Трест, который лопнул», когда два жулика, одного из которых, кстати, играет литовский артист Регимантас Адомайтис, скупают все бары в городе и, пользуясь монополией, взвинчивают цены на выпивку. Только здесь литовцы своими руками конкурента «Газпрома» и российских производителей электроэнергии убили, попав в полную зависимость от России и по газу и по электричеству. Сами, заметьте, исключительно сами.

При работающей Игналинской АЭС цена на газ не могла быть слишком высока – в ряде случаев его заменяла электроэнергия. Но вот после того, как альтернативы газу не осталось… мимо такого подарка «Газпром» пройти не мог. Кроме того, повышение цены отчасти диктовалось и объективными причинами – ведь надо было обеспечить новые поставки, а все, что добывает «Газпром», что называется, забронировано заранее.

Чтобы «обуздать» «Газпром», литовцы купили терминал СПГ в Норвегии. Но получилось из рук вон плохо – норвежского газа оказалось мало, да и стоимость у него вышла дороже российского. Причем, норвежцы, как оказалось, руки выкручивать умеют даже получше русских. Впрочем, про это вы можете прочитать в статье «Литва подавилась норвежским газом».

Пролетев с норвежским газом на манер парижской фанеры и получив от этой авантюры сумасшедшие убытки, Литва ввязалась в новое предприятие – начала прокладывать кабель из Швеции для передачи электроэнергии. Как сказал мне один литовец: «в Швеции всю энергию вырабатывают на ГЭС, ее там много и она очень дешевая» Ага, счас. Но здесь я отдельную статью напишу – там ситуация не менее смешная, чем с терминалом в Клайпеде, если не смешнее. Так что читайте статью «Как Литва себя к Швеции привязывала» – она на днях появится.

А зачем все это было нужно Европе?

Возникает вопрос – а зачем закрытие Игналинской АЭС было так нужно Европе?

Нет, формально все дело в безопасности – АЭС имела тип реакторов, конструктивно сходный с реакторами, установленными на Чернобыльской станции. Однако после аварии Игналина проработала еще 22 года без малейшей аварии. За всю историю эксплуатации ИАЭС было всего 2 мелких происшествия. Согласно заключению МАГАТЭ, станция входила в список самых безопасных и надежных АЭС мира.

Кроме того, в России отлично работают Курская, Смоленская и Ленинградская АЭС с однотипными реакторами с теми, что были установленны на ЧАЭС.

Так что дело было вовсе не в безопасности. Фактически, Игналина определяла экономическую независимость Литвы, что позволяло ей разговаривать с Евросоюзом на равных. Сами представьте – энергодостаточность, постоянный источник притока валюты, возможность привлечения инвестиций в промышленность на основе дешевой энергии – все это давала действующая АЭС.

А вот страна, половина бюджета которой образуется за счет подачек из ЕС, уже вынуждена принимать любые требования, даже самые невыгодные. Что и говорить – гордость – роскошь, для нищих не позволительная. И ЕС вовсю требовал, убив в Литве сахарную промышленность, рыболовство, машиностроение, химию, легкую промышленность и многое другое. В результате Литва из одной из самых развитых при СССР стран превратилась в нищее захолустье Европы.

Причем, живя, фактически в долг, Литва в любой момент может повторить судьбу Греции. Впрочем, и сейчас в стране не сладко, не зря эмиграция достигла буквально критических размеров. Работы нет, перспектив тоже, вот молодежь и уезжает, и вернутся из уехавших немногие.

Была ли альтернатива закрытию Игналинской АЭС?

Альтернатива, как говориться, есть всегда. Немного пофантазируем.

В 2010 году Игналинская АЭС продавала электроэнергию по 1,7-2 евроцента за кВт·ч. Эта цена давала хорошую норму прибыли — 25-30%. Один энергоблок полностью обеспечивал потребности Литовской республики, а второй мог работать на экспорт, принося стране нужную ей валюту.

Главное то, что работающая АЭС позволяла за счет прибыли модернизировать себя. Т.е. можно было начать строительство новых энергоблоков ВВЭР вместо РБМК, как на Костромской АЭС, где изначально планировались реакторы РБМК, но сейчас устанавливаются ВВЭР. А то и продолжать строить именно РБМК. Первый энергоблок из эксплуатации пришлось бы выводить в 20 годах, причем затраты опять же покрывались из прибыли от станции.

Дешевая энергия в больших количествах позволила бы привлечь инвестиции в промышленность, развивая энергоемкие производства. Кроме того, наличие вокруг стран с дефицитом энергии давало огромные возможности для ее экспорта. Продавать электричество можно было в Латвию, Эстонию, Россию, Белоруссию, Польшу, а в перспективе и в Швецию и Германию.

Нормальные отношения с Россией дают практически неограниченный сбыт для сахарной, мясной и молочной промышленности, а также для транспортного транзита. Ко всему прочему нормальные отношения дали бы и возможность договориться о низких ценах на газ. Я уже не говорю про инвестиции из России и возможности для банковского сектора в обслуживании российских граждан.

Стоило ли это все вступления в Евросоюз? Тут каждый решает для себя, по мне, так нет. Тем более что лавирование между Россией и Европой принесло бы Литве в десятки раз больше того, что ей дала конфронтация с РФ и превращение в содержанку Европы и НАТО. Например, о безвизовом режиме можно было договориться и без вступления в ЕС.

В заключение

Думаете, закрытием Игналинской АЭС и покупкой СПГ-терминала пролеты Литвы ограничиваются? Какое там. Например, категорический отказ продать НПЗ инвесторам из России привел к тому, что крупнейший нефтеперерабатывающий завод перестал приносить прибыль. А еще натуральным пролетом становится долгожданный кабель для электроэнергии из Швеции. Про него сейчас рассказывают такие же захватывающие сказки, как в свое время про СПГ-терминал. А результат будет тот же самый – впечатляющий пролет. Почему – расскажу в следующей статье, которую назову «Как Литва себя к Швеции привязывала».

Автор: gentlemanUSSR

Источник

29Пальм
Блог Павла Аксенова. Энергетические страдания Литвы. Фото gentelmanstory
Блог Павла Аксенова. Энергетические страдания Литвы. Фото gentelmanstory
x
АВТОРИЗАЦИЯ