ОАЭ. Sir Bani Yas Island Al Yamm Villa Resort

Индонезия. О.Бали. Viceroy Bali

Индонезия. Джакарта

Индонезия. О.Бали. Viceroy Bali

Таиланд. О.Дж.Бонда

Назад Вперед

Хлеба и зрелищ: что выберет Приднестровье

?Блог Павла Аксенова. Евгений Шевчук

Уже было ушедшая на задний план приднестровская тематика снова оказалась на передовицах российских СМИ, в которых пишут, что Приднестровье «штормит».

Но в отличие от недавнего времени, когда приднестровская тема всплывала сквозь призму молдавско-украинской блокады (никуда, кстати, не девшейся, а, наоборот, усугубляющейся) или очередных беспредельных попыток Молдовы вернуть эту мятежную республику в свое правовое поле (что тоже, справедливости ради заметим, актуально и сейчас), сегодня пишут о «шторме» внутриполитическом. 

Наблюдатели говорят, что президентская избирательная кампания в Приднестровье не только началась, но уже идет полным ходом.

Кто следующий?

Формально о своем намерении баллотироваться пока не заявили ни нынешний глава республики Евгений Шевчук, ни парламентские лидеры от подконтрольного местным олигархам парламентского большинства. Местные эксперты гадают, каким будет предвыборный расклад. 

Среди наиболее вероятных претендентов называют экс-президента Игоря Смирнова, спикера парламента Вадима Красносельского, лидера партии «Обновление» Галину Антюфееву, занимавшего в кабинете Шевчука ряд должностей в силовых структурах Геннадия Кузьмичева и самого нынешнего президента Евгения Шевчука.

Похоже, аксакал Смирнов пока предпочитает оставаться в тени, довольствуясь широким набором постпрезидентских привилегий (которые сразу после своего избрания ему гарантировал молодой Шевчук, учредивший даже особое звание первого президента республики), с одной стороны, и постоянным местом в зале парламентских заседаний, помеченным специальной золотой табличкой (которую, видимо, в знак признательности за возможность превратить республику в широкую монополию «Шерифа», организовали подконтрольные последнему депутаты), - с другой.

 В 2011-м переизбраться Смирнову не помогли ни пророссийские лозунги, которые весьма успешно срабатывали до этого (накануне выборов в 2006 году он стал инициатором референдума о присоединении к России), ни обещания ввести свободное хождение российского рубля и добиться выплаты приднестровцам российских пенсий (каждый третий житель этой республики пенсионер, а каждый второй житель – гражданин Российской Федерации).

«Последними гвоздями» тогда стало возбуждение против его ближайших родственников уголовных дел в России в связи с хищениями гумпомощи, демонстрация по федеральным телеканалам принадлежащих «семье» шикарных особняков в Подмосковье и дорогой недвижимости в Москве. 

Уже после своего избирания Шевчук вынужден был придать огласке тот факт, что из республики людьми из кабинета Смирнова выведены все валютные резервы. Однако наказать виновных, несмотря на возбужденные уголовные дела и имевшие место аресты, он не смог. Вероятно, концы были слишком грамотно упрятаны под воду.

«Не пререкаться со мной!»

Новая фигура на приднестровском политическом олимпе, Вадим Красносельский, в эфире местного радио на вопрос о президентских амбициях прямо не ответил, предпочел отшутиться, впрочем, вполне конкретно тем самым подтвердив прогнозы экспертов.

«Плохой солдат не хочет стать генералом», - заявил спикер парламента, очевидно дав понять, что плохим солдатом становиться не будет.

Примечательно, что в Приднестровье Красносельского называют новой фигурой. И это несмотря на то, что при Смирнове он не один год возглавлял одно из ключевых министерств – МВД.

Сам Красносельский, судя по недавним интервью, не особо охотно вспоминает тот период. Возможно, потому что при нынешней власти местная милиция стала явно лучше оснащена, милиционерам повышено денежное довольствие, а преступность в республике при новом руководстве за последние четыре года серьезно снизилась (по разным местным оценкам, цифра колеблется от 30 до 40 процентов).

В предвыборной агитации, баллотируясь в Верховный Совет, Вадим Красносельский хотя и показывался в генеральском милицейском мундире, но говорил преимущественно о поддержке осуществляемой Россией миротворческой операции, к которой отношение он вряд ли имеет. В родном ему городе Бендеры поговаривают, что войти в парламент Красносельскому помогло отсутствие других выдвиженцев в том избирательном округе, что якобы стало следствием некой договоренности между людьми холдинга и сторонниками Шевчука.

О работе в последние годы в структурах холдинга-монополиста «Шериф» спикер предпочитает не говорить, хотя он успел уже послать в общество несколько четких меседжей о своей непринадлежности к партии «Обновление», которая, по утверждению местных политологов, этим холдингом создана. 

Всего за несколько месяцев публичности новоизбранный спикер успел «наломать дров», ополчив против себя всю журналистскую братию республики и дав пищу для карикатур и фотожаб. Раздраженный журналистскими репортажами, «без купюр» дававшими в телеэфир огрехи его выступлений (по местному ТВ, например, показывали его эмоциональную несдержанность и всплески ярости, а по соцсетям неделями гулял сюжет, где спикер буквально орет «Не пререкаться со мной!»), Красносельский заявил, что парламент – это не «Дом-2» и что работать в условиях, когда телекамера все время на него направлена, он не может.

В итоге присутствие телекамер в зале заседаний запретили, что вызвало гнев не только журналистов, но и общественников, и даже лояльные к нынешнему парламенту представители прежней власти призвали парламент решение это пересмотреть как ошибочное. В целом местные политологи отмечают отсутствие у Красносельского опыта публичного политика и заслуг прежних лет, что, вероятно, и обуславливает для прагматичного «Шерифа» необходимость сделать ставку сразу на несколько «лошадей».

Муж и жена – одна сатана

В отличие от Красносельского, Галина Антюфеева – фигура харизматичная. Однако, отсидев в парламенте три срока, она уже и ранее успела побывать лидером партии, о существовании которой сегодня мало кто вспоминает. Дружба с российским парламентарием Мироновым и создание в ПМР партии «Справедливое Приднестровье» так и не вывели Антюфееву в число лидеров общественного мнения. 

Еще пять лет назад она позиционировала себя в качестве подруги Шевчука и широко использовала дружбу с ним в ходе своих избирательных кампаний в парламент, поднимая свой рейтинг в глазах симпатизантов молодого приднестровского лидера.

Не прославилась Антюфеева и как законотворец, хотя и возглавляла много лет парламентский комитет по законодательству. Ее фамилия (Антюфеевой она является по мужу, с которым, как поговаривают в республике, уже много лет не живет) всегда была на устах лишь в связи с деятельностью бывшего главы местного КГБ – Владимира Антюфеева, в народе прозванного «кровавым генералом» за якобы имевшие место гонения на предпринимателей в девяностые, что, как судачат в приднестровских предпринимательских кругах, в свое время и расчистило поле деятельности холдингу «Шериф».

Сегодня же Антюфеева в ПМР известна многим, ее действия являются объектом широкого общественного обсуждения. На минувшей неделе она выступила с громкой обвинительной речью в адрес президента республики Шевчука. Его она обвиняла во всех смертных, включая измену Родине за продвижение переговорного процесса с Молдовой, пособничество воровству госсредств через фирмы приближенных к Шевчуку людей, и предложила ему уйти в отставку.

Феерия была недолгой, так как никаких фактов Антюфеева не привела. Ложь тут же изобличили. По разным эпизодам ее речи на следующий же день были даны опровержения. Сам же Шевчук назвал обвинения откровенным враньем и тут же инициировал проверки по всем предъявленным ему обвинениям.

Это, правда, не помешало коллегам Антюфеевой по партии призывать с телеэкранов к импичменту Шевчука. Да и популярности себе Антюфеева, надо признать, прибавила, да побольше чем за все годы депутатства.

Moscow never sleep

Ряд импульсов тут же послала Москва. Сначала в некоторых российских СМИ напомнили об экстравагантности поведения приднестровской народной избранницы и ее неоднозначных высказываниях (например, про практику камасутры), и неожиданных трактовок разных событий (российская газета «Взгляд» написала, что ранее Антюфеевой это сходило с рук из-за наличия влиятельного мужа). Неделю спустя в ходе встречи с Шевчуком в Москве Дмитрий Рогозин предостерег приднестровские политические элиты от неправовых форм предвыборной борьбы.

Помощник Рогозина Лоскутов, часто бывающий в регионе,распространил по итогам встречи заявление, в котором российская сторона указала, что время для баталий не то. Россия адресовала приднестровцам призыв:

«...в условиях неблагоприятной внешнеполитической и экономической конъюнктуры искать пути для налаживания конструктивного диалога в интересах граждан, сосредоточиться на решении приоритетных социально-экономических задач и приложить усилия к сохранению внутриполитической стабильности».

То есть, по сути, делать то, на чем настаивает лидер республики Шевчук.

Не заставил себя ждать и ответ общественников Приднестровья. На Съезд Общественного движения «За единство с Россией» со всей республики в Тирасполь съехалось полтысячи делегатов (среди них и парламентарии, и депутаты местных советов,и главы сел и поселков, и активисты-общественники) и мероприятие фактически вылилось в съезд сторонников действующего президента, поддержку которому открыто до этого последний раз оказывали три-четыре года назад. Не обошлось и без «тяжелой артиллерии». 

Российский парламентарий, замглавы думского комитета по делам СНГ Казбек Тайсаев с трибуны назвал обвинителей Шевчука сумасшедшими и заявил о его полной поддержке.

«Мы полностью поддерживаем внешнюю политику Президента Евгения Шевчука. Мы рядом с ним! И эта позиция не только моя, но и всей Российской Федерации», - цитировали Тайсаева приднестровские газеты.

Эксперты теперь с любопытством ждут, удался ли бенефис Антюфеевой, или этот выход на открытую политическую сцену сыграет с ней злую шутку. Покажут выборы…

Сложный предмет

Самым сложным «предметом для анализа» местные политологи сегодня называют одного из соратников Шевчука – Геннадия Кузьмичева. Трудно найти в ПМР более противоречивую политическую фигуру. С одной стороны, он известен как гонимый и обиженный прежней властью высокопоставленный милиционер (при Смирнове даже отсидел тюремный срок и прославился голодовкой в застенках) и как близкий давний друг Шевчука и его соратник (принимал активное участие в агитации за Шевчука в ходе предвыборной кампании в 2011-м).

С другой стороны, его знают как критика российской политики на приднестровском направлении и не раз обвиняли в проевропейских устремлениях, а на местных форумах то и дело всплывали слухи о якобы имеющихся миллионных счетах в зарубежных банках и родственных связях в Европе. 

О непростых отношениях с самим Шевчуком, по мнению местных политологов, говорит тот факт, что ни на одной из должностей, которые давал Шевчук своему верному другу, тот долго не удерживался: за три с половиной года Кузьмичев возглавлял КГБ, Службу безопасности Президента, МВД, Таможенный комитет республики.

В местных СМИ и в соцсетях почти нет информации о том, что произошло между Шевчуком и Кузьмичевым. Известно лишь, что он больше не в «обойме» Шевчука. О Кузьмичеве в Приднестровье говорят как о человеке очень жестком и бескомпромиссном. О малом опыте политической публичной деятельности говорит и то, что в одной из выборных кампаний, где он участвовал как кандидат в горсовет, Кузьмичев проиграл кандидату куда менее известному и влиятельному.

Между тем, Кузьмичев хорошо известен в спортивных кругах региона - он возглавляет федерацию дзюдо. Не удивительно, что именно спортивную трибуну политик использовал для старта избирательной кампании, заявив на спортивном мероприятии, что не исключает возможности побороться не только на татами, но и за президентский пост.

На следующий же день соцсети запестрили фотоснимками с Кузьмичевым, а на модерируемых его людьми страницах в соцсетях появились заметки с заголовками «Пророссийский ястреб». 

Также «всплыл» репортаж «НТВ» из далеких нулевых, где героем сюжета выступает рассказывающий корреспонденту о событиях трагических девяностых советский офицер внутренних войск, приднестровский милиционер Гена Кузьмичев, предложивший называть себя по-простому – Геша. Как будет развиваться эта сюжетная линия приднестровской политики пока не берется судить никто из местных знатоков.

Обещал. Сделал?

Сам же Шевчук уже дал понять избирателям, что сдаваться не собирается и вероятней всего будет пытаться стать президентом республики вновь. В 2011 году за Шевчука отдали свои голоса более 70 процентов избирателей, когда он сменил на президентском посту ранее бессменного Игоря Смирнова. 

До сих пор с фигурой последнего связывают громкие скандалы о хищении средств российской гуманитарной помощи региону и, как следствие, ухудшение отношений с Россией. Молодой политик Шевчук, до 2009 возглавлявший контролируемую олигархами от холдинга «Шериф» партию «Обновление» и Верховный Совет республики, ушел с этих постов, обвинив власть Смирнова в кумовстве, семейственности и коррупции, а олигархов - в преследовании узко коммерческих интересов.

Отношения с Россией он не только укреплял, но и развивал. Однако тогда, в 2011-м, его Москва не поддерживала. Кандидатом Москвы был человек холдинга - Анатолий Каминский, фигура настолько безликая, что мало кто о нем сейчас вспомнит как в Москве, так и в самом Приднестровье.

Шевчук же тогда в своей программе заявил о том, что готов построить одинаковые для всех экономические правила игры без преференций для избранных олигархических структур, поставить во главу угла интересы населения, развитие медицины и образования сделать приоритетами госполитики, реанимировать замороженный на тот момент переговорный процесс с Молдовой, а управление страной осуществлять в социально-ориентированном ключе. 

Надо признать, обещания свои он выполнил, но за них и поплатился. Говорят, рейтинг Шевчука после осенних событий, парламентских выборов на фоне резкого углубления экономического кризиса, сильно пострадал.

Тем не менее, похоже, шансы Шевчука все же в разы выше, чем у всех выше обозначенных. Остановимся на нем поподробней.

Порядок нравится не всем

Поражение команды Шевчука на недавних парламентских выборах стало серьезным уроком для избирателей и, похоже, для него самого. Ставший президентом под лозунгами «Порядок будет!» и «Нам нужны перемены!», Шевчук, как и обещал, порядок начал наводить, но не только в переносном, а и в прямом смысле. С должностей он разогнал коррупционеров и в министерские кресла посадил молодых политиков и специалистов, за что встретил немалую критику.

Оппоненты то и дело обвиняли его в отсутствии команды и министерской чехарде. Сам Шевчук на это отвечал, что не сторонник тех подходов, что были при прежней власти, когда обросший связями и серыми схемами чиновник сидел в кресле по десять-пятнадцать лет, попутно занимаясь собственными ресторанами, магазинами и аптеками.

Молодые управленцы, заступавшие на госслужбу при Шевчуке, по местным меркам получали копейки, а заниматься бизнесом им строго запретили, оттого и желающих «из болота тянуть бегемота» за 500-600 долларов в месяц было немного. Из тех, кто все же «впрягся», справлялись не все. Их снимали и назначали новых.

На обвинения в частых кадровых перестановках Шевчук отвечал, что не собирается держать на должности тех, кто не справился.

«Не можешь, не тянешь административную работу, иди и реализуй себя иным образом», - решительно заявлял глава республики.

Казнокрадов от прежней эпохи Шевчук отлавливал, арестовывал, но в итоге посадок не было, за что тоже его сильно критиковали. Доказывать вину, когда все «концы в воде», ему оказалось не под силу. Так что и здесь за собственное стремление навести порядок он становился объектом нападок.

Порядок в прямом смысле в городах и селах Приднестровья наводили повсеместно с малярскими инструментами в руках. Даже оппоненты Шевчука признают, что из осколка советского прошлого Приднестровье при Шевчуке стало современнее и благоустроеннее соседних украинских и молдавских городов. Вместо старых дряхлых троллейбусов по улицам приднестровских городов поехали новые и современные, даже с вайфаем.

Новые машины появились у скорой помощи и милиции, у больниц и школ. Армию и милицию переодели. Десятки школ по всей республике отремонтировали, поменяли окна, покрасили, оснастили интерактивными досками и компьютерами. Фасады домов на центральных улицах отремонтировали и покрасили, уличное освещение почти везде поменяли на новое и экономичное. Дороги на въезде в республику отремонтировали, в остальной части – подлатали.

Хозяев местных рынков заставили четверть торговых площадей отдать тем, кто сам вырастил, собрал в город привез. То же попытались сделать и с супермаркетами, но преодолеть депутатскую силу «Шерифа» Шевчуку оказалось не по силам.

Впервые за многие годы в Приднестровье стали строить. Строили очистные сооружения, школы и детские сады, больницы и учебные корпуса местного университета. Для местных больниц покупали оборудование, которое было только в соседних Одессе или Кишиневе, построили и собственные диагностические центры. К слову, словно поддавшись примеру, стал строить и холдинг «Шериф»: дома, офисы и целые кварталы.

Республика зашевелилась. Критиковать происходящее стало сложно, тем более что собственных денег на эти цели в Приднестровье особо и не было, потому привлекали средства как российских, так и международных (приднестровский МИД сумел наладить работу и с Юнисефом, и с ВОЗ, и другими международниками) благотворителей, а соцобъекты стала строить Россия, не позволявшая себе таких вложений в республику при Смирнове. 

Такая стройка наряду с открытием Шевчуком социальных аптек и ветеранских магазинов серьезно путала карты соседней Молдове, которая вот уже не один десяток лет «вставляет палки в колеса» Приднестровью в надежде, что обнищавшая республика капитулирует и люди сами склонят власти к объединению с Молдовой. Реализации идеи, когда «плод сам созреет и свалится в рот», Шевчук сильно помешал. При нем Приднестровье стало контрастировать с Молдовой явно не в пользу последней.

Ветер перемен, обещанных Шевчуком в пору кандидатства, тоже подул. Всех чиновников Шевчук заставил ежеквартально выходить в народ, отчитываться, отвечать на вопросы, причем с выездом по городам и весям. Каждого чиновника обязали декларировать доходы не только свои, но и жен, мужей, и даже детей. Все министерства перевели на работу по принципу «одного окна», ударив по ставшей привычной бюрократии.

Людям на селе Шевчук вернул деньги за земельные паи. Официальные приднестровские СМИ называли цифру в сорок тысяч получателей, которым отдали наконец все, что причиталось. Сельчанам помогло и увеличение в четыре раза поливных площадей, и уменьшение для жителей села тарифов на энергоносители.

Сразу после избрания Шевчук отменил имевшиеся у холдинга «Шериф» при Смирнове преференции, когда приватизированные за копейки крупные промышленные предприятия (а на момент распада Союза именно здесь было сосредоточено промышленное достояние советской Молдавии) пользовались, например, копеечным газом, который оплачивать по полной предприниматели средней руки не могли, потому и освобождали дорогу монополистам. 

Теперь же для мелких и средних предпринимателей был упрощен процесс получения разрешительных документов, снижен с пяти дней до четырех часов срок таможенного оформления грузов, ограничены возможности проведения всяческих внеплановых проверок, а для поддержки местных производителей введены заградительные пошлины.

Потом Шевчук начал возвращать в госсобственность разворованные и приведенные в убыток или неэффективно управляемые заводы и комбинаты. После он взялся за налоговую реформу. Провел ревизию налоговых льгот для бизнеса, забрав их у тех, кто и так не бедствовал. В первые годы президентства это дало Шевчуку серьезные финансовые инструменты, ведь за пару лет в скудный бюджет республики он собрал налогов больше чем на 100 миллионов долларов.

Но внедрить в республике НДС Шевчук не смог. Не помогли ни заключения российских специалистов, ни доклады европейских экономистов. И те, и те – важные торговые партнеры Приднестровья, но подконтрольный олигархам парламент был неприступным Форт-Ноксом. 

Трижды инициативы Шевчука по НДС успешно «заворачивали». И положение торгашей в этой республике осталось куда более удобным, чем у производственников. Распределение налоговой нагрузки по-прежнему неравномерно: 30 процентов в торговле и общепите против 60 процентов в промышленности. Понятно, что производственники в этой части Шевчуком в определенной степени разочарованы. «Не продавил», - говорят они, кивая в сторону забитых импортными товарами супермаркетов холдинга.

Хорошими делами прославиться нельзя

«Обжегся» же Шевчук на социальной ориентированности своей политики. Четыре года он удерживал курс приднестровского рубля. В условиях, когда в России, от которой в существенной степени зависит Приднестровье, рубль обвалился вдвое, а также «поплыли» в свободное плавание леи и гривны у соседей, Шевчук, не имевший достаточных законодательных инструментов для регулирования падения, предпочел держать курс любой ценой, рассчитывая, по всей вероятности, на то, что его сторонники одержат победу на парламентских выборах. Это дало бы ему возможность модернизировать экономику, что сделало бы регулируемое падение рубля безболезненным.

Спутала карты Шевчука внешняя конъюнктура. В соседней Украине нагнетали страсти у приднестровской границы, а Порошенко то и дело ездивший советоваться то в Бухарест, то в Вашингтон, делал громкие заявления о готовности навести порядок в не имеющем с Россией границ Приднестровье. К границам тут же подтянули украинские войска и соорудили укрепзаграждения.

Европейцы с молдавскими союзниками стали пугать закрытием своих рынков приднестровских производителей, подсаженных до этого на европейскую «импортную иглу». Шевчук был вынужден пойти на непопулярные меры и удерживать с зачислением в долг государства тридцать процентов от пенсий и зарплат бюджетников.

В таких условиях формировать мобилизационный резерв для отражения возможной агрессии со стороны соседей и для выплаты компенсаций местным производителям одновременно с удержанием курса рубля для Шевчука оказалось задачей неподъемной. 

Нет, вопреки ожиданиям недоброжелателей, зарплатам и пенсиям он обесцениться не дал, рубль не обвалил. Обороноспособность он тоже повысил, один только приднестровский парад с военной техникой на ходу, современным вооружением да полуторатысячным составом достойно обутых и одетых военнослужащих наделал вокруг Приднестровья много шума.

С европейцами приднестровским дипломатам тоже удалось договориться. Да и долги по пенсиям всем пенсионерам вернули, как только стало понятно, что рынок ЕС не потерян, как только в республику пришли небольшой приток денег от продажи соседям электроэнергии и очередная финансовая помощь России.

Да вот только на волне этих непопулярных мер «Шериф» взял реванш. Армия активистов накануне парламентских выборов прошлой осенью двинулась в народ, умело играя на пенсионерском недовольстве от посягательства на святое – пенсию. Кандидатам от холдинга даже не пришлось врать, придумывая несбыточные предвыборные программы. 

Достаточно было критиковать, затрагивая нужные струны, и раздавать вожделенные продовольственные пайки. Забылось сразу все: и стабильность рубля, и недопущение войны, и новые троллейбусы, водопроводы, уличные светильники. Порядок как-то стал не очень нужен.

Хлеба или зрелищ?

И вот в Приднестровье снова подул предвыборный ветер. Шевчук сказал, что отступать от выбранных приоритетов не станет. Народу объяснил, почему удерживали деньги. Раньше панику возбуждать не хотели. От парламентариев избиратели ждут чудес, которых, похоже, не будет.

Разочарованные избиратели, как водится,заговорили о том, что стали жертвами обмана, спекуляций и манипуляций политтехнологов. Подконтрольное олигархам частное ТВ, которое в местных соцсетях именуют «Телевидением свободного вранья», заистерило, превратившись в типичный для соседней Украины телеканал.

Народ проснулся и понял, что стоит на пороге новых выборов. На этот раз – президентских. Стали больше говорить не о том, как будет, а о том, как было пять лет назад, и сравнивать с тем, что есть.

Поможет ли Шевчуку это народное «отрезвление», скоро покажет время. Ясно одно - его оппоненты будут по полной изощряться, чтобы «порядок» и «перемены» были отодвинуты на задний план громогласными обвинениями, скандалами и политическими перфомансами. Ведь никто не знает, что из «хлеба и зрелищ» важней. Вполне может быть, что зрелища.

Автор: Сергей Наумов

Источник

29Пальм
?Блог Павла Аксенова. Евгений Шевчук
?Блог Павла Аксенова. Евгений Шевчук

Добавить комментарий




em1em2em3em4em5em6em7em8em9em10em11em12em13em14em15em16em17em18em19em20em21em22em23em24em25em26em27em28em29em30em31em32em33em34em35em36em37em38em39em40em41em42em43em44em45em46em47

Введите код указанный на картинке:

captcha
Подождите, идет проверка кода...
Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь, если у Вас еще нет аккаунта, и Вам не придется вводить код подтверждения.
x
АВТОРИЗАЦИЯ