Италия. Озеро Комо. Grand Hotel Villa Serbelloni

Италия. Флоренция. Grand Hotel Villa Cora

Италия. Портофино. Belmond Hotel Splendido

Индонезия. О.Бали

Индонезия. о. Бали. Убуд. Como Shambala Estate

Индонезия. Ява. The Dharmawangsa Jakarta

Индонезия. О.Ява. Amanjiwo

Индонезия. О. Бали. Banyan Tree

Индонезия. О.Бали. Ayana Resort and Spa

Гонконг

Макао

St. Vincent and the Grenadines. Buccament Bay Resort

Мальдивы. One & Only Reethi Rah

Мальдивы. Velassaru Maldives

ОАЭ. Дубай. Armani Hotel Dubai

ОАЭ. О. Сир-Бани-Яс

Санкт-Петербург. Дворец бракосочетаний на Английской набережной

Санкт-Петербург. Belmond Grand Hotel Europe

Назад Вперед

Польские националисты: за дружбу с Россией и за Украину без Бандеры


Интервью с Робертом Винницким, депутатом польского сейма, лидером одной из крупнейших польских националистических партий «Национальное движение» о том, почему украинские националисты никогда не будут братьями польским.

В последнее время польско-украинские отношения продолжают ухудшаться. Причина: полякам не нравится глорификация Степана Бандеры и Романа Шухевича, которых они считают бандитами и убийцами, ответственными за смерти десятков тысяч мирных поляков.

Лидер правящей польской партии «Право и справедливость»Ярослав Качиньский даже недавно заявил, что Украина с Бандерой никогда не войдет в Европу, обвинив украинцев в том, что они во время войны превзошли немцев в жестокости по отношению к его народу.

Его в такой оценке Бандеры и Шухевича поддерживают польские националисты, и один из их лидеров — Роберт Винницкий.

© Фото: Александр Чаленко

Он молодой политик. Ему всего 31 год. Высокий, худощавый, интеллигент в очках. Похож на молодого профессора.

На лацкане пиджака он носит значок-символ польских националистов — Щербец. Так называется меч польского короля Болеслава Храброго, которым он, захватив в начале XI века Киев, несколько раз ударил по Золотым воротам, из-за чего в некоторых местах оружие было повреждено — выщерблено. Отсюда и название. Щербец использовали во время коронации польских королей. Он является польской национальной святыней.

Щербец можно увидеть во Львове, на постаменте на знаменитом Лычаковском кладбище, где похоронены польские орлята, погибшие в боях с армией Западноукраинской народной республики в 1918 году.

Украинские националисты уже при самостийной Украине не раз пытались снять его, потому что для них Щербец — это символ польского милитаризма и национального угнетения.

фото © РИА Новости. Сергей Старостенко

Корни Роберта Винницкого, как и у многих поляков, — на Западной Украине, в Галичине. Один дед родился в Тернопольском воеводстве, а другой — во Львовском. 

После Второй Мировой войны их переселили на запад Польши — на новые земли, которые полякам достались от побежденной Германии. Одна из бабушек Роберта, родившаяся в Западной Белоруссии в семье лесничего, даже успела побывать за Уралом.

Столь дальняя поездка выпала ей потому, что, как объясняет Винницкий, советская власть воспринимала профессию ее отца как подозрительную. Он был лесником, и его подозревали в помощи партизанам Армии Крайовой.

У деда, того, что жил во Львовском воеводстве, тоже жизнь в те годы была не сахар — его хотели убить бандеровцы. Ему в 1943 году, в то время, когда случилась Волынская резня, пришлось скрываться от них целый год. За ним охотились, потому что он был полукровкой. Мать — украинка, греко-католичка, отец — поляк.

Бандеровцы следовали такому принципу в отношении смешанных семей: либо ты, полукровка, лично убиваешь тех в семье, кто был поляком, либо в случае отказа это сделать, убивают всю вашу семью, и тебя в том числе.

Роберт, обычно украинский националист — это такая провинциальная, полукриминальная личность, которой ничего не стоит жестоко обойтись со своим оппонентом, а вы производите впечатление интеллигентного человека. В чем разница между польскими и украинскими националистами?

— Наш польский национализм был национализмом христианским. Он не был направлен на конфликт с другими народами. Польский национализм всегда был национализмом критичным. Он критично относился ко многим моментам польской истории. 

Мы никогда слепо не прославляли польскую историю. Мы пытались всегда видеть в ней то, что нас укрепляет, а не то, что ослабляет.

Польские националисты никогда не восхваляли что-либо в польской истории только потому, что это польское. Все негативное и ослабляющее мы отбрасывали в сторону, нам этого не было нужно.

Польский национализм был национализмом молодежи, был национализмом хорошо образованных людей, в том числе и образованных рабочих. У них есть прекрасное теоретическое наследие: своя философия, своё политическое движение, возраст которого не 15–20 лет, а более ста.

Я сам из польской деревни, в которой живет всего 100 человек. То есть из глубокой провинции. Но польский национализм — это все же городской национализм. Это не национализм деревенских жителей.

фото © РИА Новости. Алексей Витвицкий

Поддержало ли ваше движение Евромайдан? Сотрудничали ли вы когда-нибудь с украинскими националистами? Участвовали ли ваши представители в войне в Донбассе?

— Ни на Евромайдане, ни на Донбассе не было наших представителей. Мы не сотрудничаем с украинскими националистами, прежде всего из-за претензий, которые они имеют к Польше.

Мы считаем, что то, что сейчас происходит в течение последних трех лет на Украине — это трагедия украинского народа.

Украина — это многонациональная и многоконфессиональная страна. В ней проживают разные этносы. Украина, как и Белоруссия, 20 лет пыталась маневрировать между Западом и Востоком, но когда она решила путем проведения Евромайдана пойти в одном направлении — на Запад, то она начала разрываться и разваливаться. Евромайдан был государственным переворотом, падением легальной власти в Киеве.

Как вы относитесь к возрождению на официальном уровне культа Бандеры и Шухевича? Смотрели ли вы фильм «Волынь»?

— Я два раза смотрел фильм «Волынь». Он произвел на меня сильное впечатление еще и потому, что все мои родственники связаны с этими событиями. Естественно, я не приемлю восхваление на Украине Бандеры и Шухевича, потому что эти люди бандиты, и я не считаю их никакими героями.

И по поводу марша «Национального движения», который состоялся в Варшаве в ноябре 2016 года. Так все-таки было ли там сожжение украинского жовто-блакытного флага и кричали ли на нем «Смерть украинцам!»?

— Люди, причастные к этому инциденту, после марша были физически наказаны. Дальнейшая их судьба неизвестна. Мы ничего не имеем против флага Украины, мы только против бандеровских флагов.

Я не против того, что сжигают флаги УПА (запрещенная в России экстремистская группировка), но я против того, чтобы сжигали флаги Украины.

Мы не против украинцев, мы против бандеровцев. Мы не относимся отрицательно к украинскому государству и к украинской культуре. Мы не шовинисты. Но мы резко отрицательно относимся к бандеровскому движению.

На марше 11 ноября в Варшаве шли ребята из Силезии. Силезкий флаг похож на украинский, только он перевернут. Какие-то маргиналы, не имеющие отношение к нашему «Национальному движению», подумав, что это украинские флаги, стали их отбирать, после чего один из них сожгли.

фото © РИА Новости. Алексей Витвицкий

Депутаты от партии «Кукиз"15» инициировали законопроект о запрете бандеровской символики. Вы будете голосовать за него?

— В польской Конституции запрещены тоталитарные идеологии — фашизм, нацизм и коммунизм. Бандеровская идеология также является тоталитарной. Я хочу сказать, что не только буду голосовать за этот законопроект, но я являюсь одним из соавторов этой инициативы. Мы за запрет идеологии и символики ОУН-УПА*.

Подавляющее число граждан Польши — это этнические поляки. В таком случае, в чем смысл польского национализма? За что и против кого борются польские националисты?

— Да, действительно, Польша является одним из самых моноэтнических государств Европы. В таком случае можно задаться вопросом: зачем Польше национализм? Зачем ей национальная идея?

Ответ прост: мы хотим, чтобы Польша осталась польской, и чтобы в ней жили поляки, и чтобы в нашей стране не господствовало то, что новые правые в Америке называют «культурным марксизмом». Мы видим опасность для поляков в эмиграции из Азии и Африки. Перед нами негативный опыт Германии и других европейских стран.

Нас беспокоит политическая глобализация, которая уничтожает суверенитет нашего государства, нас беспокоит, что интересы транснациональных корпораций выше экономических интересов других стран.

Мы хотим, чтобы в Польше были польские банки и польские предприятия, а не принадлежащие Соросу или каким-то другим транснациональным бизнесменам.

Также нас беспокоит и культурная глобализация, которую называют «культурным марксизмом»: речь идет о гомосексуализме, абортах, гендерных проблемах. В прошлом году, 11 декабря мы презентовали в Сейме свою программу Народного движения тут. В ней мы требуем суверенитета для Польши — политической, экономической и культурной. Это наша главная цель.

Ваша партия стала инициатором сбора подписей под требованием вынести флаг ЕС из зала заседаний польского Сейма. Что вас не устроило в этом флаге?

— В ЕС нет такого закона, который бы заставлял польских чиновников и политиков выставлять в парламенте или в госучреждениях флаг Евросоюза. Поэтому мы и хотим, чтобы в польских учреждениях были флаги Польши.

Нам не нравится то, что Европейский союз все больше и больше похож на Советский Союз. Все больше власти и польского суверенитета переходит из Варшавы в Брюссель.

Вы что, выступаете за выход Польши из состава Евросоюза?

— Реформировать Европейский союз невозможно, поэтому мы хотим покинуть его. Невозможно за один присест из телеги сделать «Ламборджини». Сейчас большинство поляков считает, что мы пока что должны оставаться в Евросоюзе, однако мы терпеливо работаем над тем, чтобы их отношение к ЕС изменилось.

фото © РИА Новости. Алексей Витвицкий

Как лично вы и ваше движение относитесь к Дональду Трампу? Как вы воспринимаете его победу на президентских выборах: она, по-вашему, является и победой польских националистов? Если да, то что победа Трампа может дать Польше?

— Мы выступаем за добрые отношения со всеми странами — с Китаем, Европой, Америкой, в том числе и за нормализацию отношений с Россией. Мы не хотим делать ставку только на одну сверхдержаву. Если это возможно, то мы хотим иметь хорошие отношения со всеми.

Что касается Трампа, то мы c надеждой приветствуем его победу. И этому есть две причины. Доминирование глобальных корпораций, «культурный марксизм»… Мы выступаем против этого, и Трамп тоже.

Приход Трампа к власти — это шанс для национал-консерваторов во всем мире. Это ветер надежды. Это мощная победа и поддержка всех сил, которые выступают против глобализма, и не только в Польше, но и во Франции и Германии.

Есть и вторая причина. Мы против трансатлантического торгового соглашения, как и Трамп.

К тому же прагматическая политика Трампа возможно будет сдерживать польских политиков, которые идут на конфронтацию с Россией. Необходимо, чтобы они вели себя немного сдержаннее.

Сотрудничаете ли вы с другими европейскими националистическими партиями?

— Мы готовы сотрудничать со всеми национальными движениями Европы в разных странах, но мы не считаем, что существует такой националистический аналог Коминтерна. 

Мы считаем, что самое главное — это национальный интерес. Поэтому мы против создания какого-либо националистического Интернационала. Больше всего мы сотрудничаем с венгерскими националистами из «Йоббика». Это самая главная оппозиционная сила в Венгрии.

Сотрудничаем с «Народной партией — Наша Словакия» Мариана Котлебы. Словацкие националисты сейчас рассчитывают попасть в парламент. У нас налажены связи с большинством национальных движений Западной Европы.

Каждый год в Польше, в Варшаве, 11 ноября проходит большое мероприятие — «Марш независимости». В первый раз он собрался в 2010 году. В нем участвуют примерно 75–100 тысяч человек. 

Приходят и молодые, и люди старшего возраста. Приезжают разные делегации от Сербии до Швеции, от Испании до прибалтийских стран. Подобного явления в Польше больше никогда не было. Эту традицию мы создали с нуля.

А представители из России приезжают?

— В связи с этим маршем наибольшие проблемы с немцами и русскими (смеется). Они не приезжают, потому что этому есть исторические причины: непростая история польско-немецких и польско-российских отношений.

С чем вы связываете рост национализма в Европе?

— Заканчивается эксперимент, который продолжался в Европе полвека: насаждение мультикультурализма, уничтожение национальной и религиозной идентичности, попытка претворить в жизнь разного рода европейских утопий. В общем, заканчивается европейская левая культурная революция. Начинается рост националистических настроений.

Сейчас у европейских народов наличествует кризис в разных сферах: кризис институтов Евросоюза, кризис, связанный с эмиграцией, экономический кризис. Север Европы всё богаче, а Юг — беднее. 

И в такие моменты люди начинают поиски того, что для них наиболее фундаментально и стабильно, а это — национальная идентичность.

Беседовал: Александр Чаленко

Источник

29Пальм
Блог Павла Аксенова. Польские националисты за дружбу с Россией и за Украину без Бандеры. Фото ukraina.ru Блог Павла Аксенова. Польские националисты за дружбу с Россией и за Украину без Бандеры. Фото ukraina.ru

Добавить комментарий




em1em2em3em4em5em6em7em8em9em10em11em12em13em14em15em16em17em18em19em20em21em22em23em24em25em26em27em28em29em30em31em32em33em34em35em36em37em38em39em40em41em42em43em44em45em46em47

Введите код указанный на картинке:

captcha
Подождите, идет проверка кода...
Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь, если у Вас еще нет аккаунта, и Вам не придется вводить код подтверждения.
x
АВТОРИЗАЦИЯ